Странная

Странная. Странная и не везучая. Именно так все её знакомые говорили. В основном за глаза. Она и сама понимала, что ведет себя как-то… Как-то не правильно. Не так как другие.
Другие. Это слово преследовало её. Они, эти другие устраивали свою личную жизнь. Женились. Рожали детей или находили хорошую работу.
Ей все об этом говорили. В смысле и мама и папа и даже любимая бабушка.
«Вот посмотри, как у Маши, Кристины, Наташи…»
И она смотрела. Смотрела и радовалась, что у них всё так здорово. Потом правда выяснялось, что всё не совсем так, а иногда и совсем не так.
У Маши пил, У Кристины изменял практически на глазах, а Наташа вообще другого всю жизнь любила. Да. Но, у них всё было как-то правильно. Нет, даже не так… У них всё это было, а у неё нет. Ну нет и всё тут!..
Обидно не много. Но главное все что-то твердят со всех сторон. Что и как нужно…
Она вздыхала, «Хорошо им, они знают, как нужно и делают так…». Сама она не знала. Просто была такая как есть и всё. Не могла по-другому. Или не умела.
Вечером, возвращаясь к себе, она вздыхала и шла к книжному шкафу. Брала книгу и укрывшись пледом читала. Старомодно как-то но, так привычно. Часто перечитывала старые книги и удивлялась, что так много интересного в них пропустила. Иногда даже засыпала прямо в кресле. Кот потом будил.
Однажды, ей посоветовали сделать свою страничку в популярной социальной сети. Она попробовала. Попробовала, а на следующий день забыла войти и всё куда то стёрлось.
И ладно. Он не живой, этот мир. Он пластмассовый. Книги пахнут в них есть миры. А компьютер ни она ни кот не любили. Точнее, кот любил, спать на клавиатуре, а ей было жаль его сгонять.
Но, однажды он пропал. Как пропал. Она открыла дверь, а кот выскочил. Схватив пальтишко побежала за ним. Выбежала во дворик держа почему то книгу в руках. Как будто без неё кот не узнает хозяйку.
Мокрый снег медленно спускался по конусу света уличного фонаря. Девушка огляделась. И куда?..
Следов не видно. Пробежав два квартала она вернулась. У её подъезда стоял крупный мужчина, он был явно выпивший. Грузный, грубый и плохо пахнущий. Она попробовала пройти мимо него но, он качнулся и она уронила книгу.
Незнакомец оглядел худенькую женскую фигурку, пытающуюся поднять книгу.
— Проблемы подруга?
— Я… Ничего…
Мужчина поднял книгу.
— Ваше?
— Да спасибо, вы тут кота не видели?
— Чё?
Дыхнув перегаром здоровяк отстранился.
— Читаем значит? И что там?…
Неожиданно для себя девушка остановилась и открыла томик. Она всегда боялась таких грубых, резких. Они все казались ей циничными и жестокими. Но сейчас… Сейчас, она решила, что ответит ему. Ему, загородившему вход в подъезд. Она ищет друга… Единственного друга… А он…
Она открыла книгу и медленно прочла.
«Ангелы опальные,
Светлые, печальные,
Блески погребальные
Тающих свечей,-
Грустные, безбольные
Звоны колокольные,
Отзвуки невольные,
Отсветы лучей,-
Взоры полусонные,
Нежные, влюбленные,
Дымкой окаймленные
Тонкие черты,-
То мои несмелые,
То воздушно-белые,
Сладко-онемелые,
Легкие цветы…»

Подняв глаза, она замерла. Мужчина плакал. Огромный двух метровый человек вдруг сполз по стенке дома и уронил голову на руки.
— Ангелы опальные…
— Вы, что?…
Она опустилась рядом и тихонько дотронулась до его плеча.
— Вы.. Вам может водички?…
Мужчина покачал головой.
— Мне… Мне новой жизни и… «Блески погребальные…» Кто это?..
Он поднял голову.
— Бальмонт, -тихо прошептала девушка, — может вам…
— Нет, — он тихо покачал головой, — мне ничего… Я не люблю, когда меня вот так, это не… В общем, ты иди девочка…
Сверху раздалось знакомое мяуканье.
— Кот вон…
-Да, — она кивнула, -он тут… Пойдемте.
Взяв его за руку, девушка подтолкнула его к подъезду.
— Я дам вам чаю, и вы придёте в себя.
— Да, я с удовольствием… А вы мне еще его почитаете?
— Бальмонта?
— Да.
— Конечно. Он вам понравился?
— Нет, он меня влюбил сейчас…

Вечер был странным как она. В углу в небольшом кресле поджавшись сидел большой мужчина и слушал. Слушал маленькую странную девушку которая читала ему стихи. Нет, он не плакал, это слёзы сами как-то текли. В прочем его это не смущало. И её не смущало. Она странная, он кажется тоже странный…

«Чувственно-неясные,
Девственно-прекрасные,
В страстности бесстрастные
Тайны и слова,-
Шорох приближения,
Радость отражения,
Нежный грех внушения,
Дышащий едва
Зыбкие и странные,
Вкрадчиво-туманные,
В смелости нежданные
Проблески огня,-
То мечты, что встретятся
С теми, кем отметятся,
И опять засветятся
Эхом для меня!»

Оторвавшись от книги, она посмотрела на уснувшего мужчину. Хотела разбудить, но передумала. Тихо подошла и укрыла его пледом. Какое оно иногда странное, это одиночество…
Она проснулась от запаха кофе. Попыталась понять где находится и что происходит. Быстро поднявшись вышла на кухню и застыла.
Большой мужчина накрыл на маленьком столике завтрак и варил в её турке кофе. Обернувшись, он улыбнулся.
— Привет! Ты извини, что я так без спроса… Просто…
— Ничего, это вы извините я…
— Ты так сопела сладко, жалко будить было.
— Да, я сейчас, быстро.
Прошмыгнув в ванную почистила зубы и включила душ. «Господи, как всё странно. Мужчина, что-то варит у меня на кухне. Он такой несуразный на ней.» Поймала себя на том, что невольно улыбается.
Выйдя из ванной прошла на кухню.
— Это кофе по-королевски.
— Как это?
— Вот с шапочкой из взбитого желтка с сахаром.
— Вкусно и необычно…
Он чувствовал себя неловко. Это с ним было впервые. Обычно ему всё равно, кто и что думает, но в этот раз не так. Вот оно, девочка которая вчера просто так взяла его к себе. Как будто он был брошенный зверёк и она его просто пожалела и приютила. Он не привык к такому. Чаще, это от него другим что-то нужно, а тут…
В возникшей паузе поднял на неё глаза.
— А как называется то что ты вчера…
— Бальмонт?
— А, да… Спасибо. Мне понравилось. У вас много книг.
— Нет не очень, вот у моей мамы у неё и правда много. А вам какая литература нравится?
— Мне?.. Да у меня в общем и времени на это… А вы что посоветуете почитать?
— Не знаю даже. Разве классиков но, вы их наверное знаете.
Она протянула руку и взяла с полки небольшую книгу.
— Вот если не читали, то…
Он взял экземпляр и открыл.
— «Чайка по имени Джонатан Левингстон». Нет не читал. Интересно?
Она пожала плечами и улыбнулась.
— Не знаю. Мне нравится, я вообще люблю этого автора. Да вы берите не стесняйтесь. У меня их оказалось два экземпляра, мне подарили так что…
— Спасибо. Я… Мне пора… Спасибо вам за кофе.
— Ну, что вы! Это вам спасибо огромное!
Выйдя в коридор, он натянул ботинки и протянул ей руку.
— Спасибо.
— Спасибо вам!
Когда дверь закрылась, он нахмурился. «Дебил блин! Даже не спросил, как её зовут! Да и разговаривал, с ней на «ты», реально дурень. С такими принцессами только на «Вы» можно». Мысленно ругаясь спустился на первый этаж и открыл дверь подъезда.
Снег. Первый снег в утреннем рассвете. Поёжившись подошел к своему внедорожнику с стряхнув снег плюхнулся на холодное сиденье. Бережно положив книгу рядом завел машину.
Она украдкой смотрела из-за занавески как он садится в машину. Ей показалось, что он чем-то расстроен. Когда черный джип отъехал девушка повернулась и осмотрела свою кухню. «Какая оказывается у меня квартирка маленькая!». И тут же рассмеялась. «Нет, это он такой огромный!».
***
Всё забывается в суете. Несколько дней его запах витал по дому. Кот подозрительно озирался, но через неделю окончательно успокоился. Иногда она вспоминала, большого мужчину и улыбалась. Они не знали имен друг друга и это было необычно. Люди так любят свои имена, статусы, работы. Им нравятся внешние признаки за которыми они теряют самих себя. А с ним оказалось всё совсем по-другому. Он – большой мужчина, она – маленькая девушка. Потом и это забылось. Или не забылось…
Он не мог её забыть. Не то что бы она ему очень понравилась нет. Просто… Просто такое с ним в первые. Девушка ему пьяному читает стихи, а потом укрывает пледом. И книга. Он не прочел, а проглотил её. Начал скупать еще книги этого автора.
Ему очень хотелось встретится с ней. Но, он стеснялся. Нет, даже боялся. Ему стыдно было признаться себе, но это было правдой. Он в первый раз по-настоящему боялся встретится с женщиной.
С другими не так. С другими… Он больше не мог встречаться с другими. По непонятной причине перестал отвечать на звонки своих многочисленных женщин. Отказался от традиционного похода в баню с друзьями. «Баня, тупые бабы…». Его чуть не стошнило от этой картины. Скучно стало всё. Ну, не совсем всё, а всё что до этого было интересно вдруг стало скучно. Читать стало интересно, в театр ходить. Балет очень понравился. Выйдя с «Лебединого озера», он неожиданно для себя, понял зачем ходил. Что бы не стыдно было перед ней. Перед маленькой с книжкой.
«Вот черт, я что влюбился?!..». Эта мысль застала его врасплох. «Нет, вряд ли. Просто мне нравится этот новый мир. Её мир…» Сев за руль взял себя в руки поехал к тому самому дому. Припарковавшись у подъезда включил аудио книгу. «Как-то глупо. Что я ей скажу. Я даже дурак не удосужился спросить, как её зовут. И не представился…»
Она. Это была она. Тоненькая фигурка семенила мимо сугробов пытаясь не свалиться в них. Он вышел из машины. Сделал несколько шагов к ней. На ходу пытаясь сообразить, что ей сказать, как окликнуть.
Девушка подошла к подъезду набрала код и обернулась.
— Ой! Вы?..
— Да, здравствуйте. Я не к стати?
— Нет почему. Я очень рада…
— Правда.. А я… Мне просто… Меня, Валерий зовут.
— Очень приятно, а меня, Антонина.
— Вот и познакомились.
— Да, -девушка улыбнулась, — а что мы стоим пойдемте.
— Я собственно…
Мужчина замялся.
— Что?
— Я просто хотел вас пригласить в ресторан.
«Черт! Придурок, какой ресторан! В театр, музей, но не в ресторан… Ладно, поздно!» Девушка пожала плечами.
— Я как-то не готова.
— Ну, я подожду вас тут. Там здорово. И камин есть настоящий. Огонь горит…
Тоня посмотрела на мужчину и кивнула.
— Хорошо. Я только переоденусь и кота накормлю…
— Конечно!
— Вы точно не хотите зайти?
— Нет, я тут… Вы идите…
Дверь в подъезд закрылась, и он выдохнул. «Слава богу!». Быстро набрав номер сел обратно в машину.
— Семен, мне столик у камина. Да мне плевать, что у тебя занято!.. Где?.. Да, давай в отдельном зале… Там камин горит?.. Разожги… Чего?.. На двоих…
Она была в шоке и кот тоже. Суета и быстрые сборы. «А что надеть то?!… Это нет, это тоже ужас…» Она чуть не заплакала в какой-то момент. Ведь и правда нет ничего. Ни платья, ни туфель… Кое-что для театра. Старое платье горчичного цвета. Во времена, «Иронии судьбы» это было модно!
Девушка села на край кровати. «Нет, я откажусь…» Кот сел рядом и заурчал. «Синее платье!» Быстро подойдя к шкафу вынула его. «Да, под него и сапожки короткие можно!..».
Дверь подъезда открылась, и мужчина вышел из машины. Протянув руку Антонине открыл перед ней дверь.
— Спасибо.
— Да… Пожалуйста…
Сдав назад развернулся и выехал на дорогу.
— Тут не очень далеко.
Включил тихую музыку. Девушка не много смущалась, и Валера это чувствовал. Хотел, что-то сказать, но никак не мог придумать что. Не хотелось выглядеть глупо.
Слава богу к ресторану подъехали быстро. Выйдя из машины открыл перед ней дверь. У гардероба, Антонина сняла пальто и поправила платье.
— Как вам идет синее…
Он повернулась. В его глазах было совершенно детское восхищение. Девушка рассмеялась.
— Я так рада, что вам нравится.
Во взгляде метрдотеля было видно искреннее изумление. Он видел Валеру таким в первый раз. Наткнувшись на недобрый взгляд постоянного посетителя тут же взял себя в руки и вытянулся.
— Прошу вас!
Пройдя по небольшой галерее, они вошли в уютную комнатку с камином и круглым столом в центре.
— Как мило!…
— Ну как обещал.
Кавалер отодвинул стул даме и сев напротив открыл меню.
— Вы мясо предпочитаете или рыбу?
Девушка пожала плечами.
— Не знаю даже, а может просто салат…
— Да, конечно.
Ткнув в меню, Валера что-то тихо сказал подскочившему официанту и тот исчез. В наступившей паузе, Тоня улыбнулась.
— А вы чем занимаетесь?
Мужчина поморщился.
— Работаю работу… Не интересно это.
Девушка замолчала, и Валера понял, что не очень хорошо получилось.
— В общем решаю вопросы, которые другие решить не могут. Иногда тут иногда за границей…
— Часто ездите?
— Бывает… Вчера из Австрии прилетел, но это так…
— Австрия. Вы были в Вене?
— Да..
— Ой как здорово! И Венской опере наверное!…
— Гм… Вообще то не довелось…
— Почему?..
— Да всё как-то работа, работа…
Подняв на неё глаза остановился.
— Да и не с кем…
Девушка смутилась. Официант принес закуски, салаты, вино. Разлив по бокалам тихо исчез. Валера поднял бокал.
— Антонина, мне очень приятно…
Наткнувшись на её глаза замолчал.
— Тоня, а хочешь завтра полетим в Вену? В оперу сходим…
Девушка застыла.
— Да. Да, но у меня нет загран. паспорта…
— В смысле нет?
— Нет и все…
— Я вам за три дня сделаю…
— Да?
— Да…
***
Всю следующую неделю Антонину бросало то в жар, то в холод. Паспорт и правда сделали очень быстро и визу. Дальше сборы и… Это самое ужасное! Для Венской оперы у неё точно ничего нет. Это не просто беда, это катастрофа!
Неожиданно в четверг появился Валерий с цветами. С крошечным букетиком синих цветов. Не понятно где взял среди зимы. Именно такие как она любит. С порога перешел к делу.
— Антонина, вы простите… Я тут подумал… Дело в том, что у меня не оказалось смокинга, а я… В общем, я хочу подарить вам платье для оперы… Ну, то есть вы его выберите, а я вам… В смысле ничего такого просто… В общем, мне будет приятно если вы…
— Да… Это к стати, — кивнула девушка, — у меня и правда совершенно нечего надеть для такого случая.
— Уф! Слава Богу! Я думал вы откажетесь.
— Нет не откажусь. Мне очень хочется хорошо выглядеть рядом с таким мужчиной красиво.
Валера почувствовал, что у него сердце бьётся где-то в районе среднего уха.
— Я завтра за вами заеду.
Ушел, не прощаясь и не оглядываясь. Всю дорогу домой удивлялся. «Нет ну надо же, ничего не играет, как есть, так и говорит. Господи, ну какая же она все-таки. Если я сплю, то не хочу просыпаться…».
Заехал за ней на следующий день и повез в магазин своего знакомого. Все уже были в курсе, что для Валеры это серьёзно. Персонал стоял по стойке смирно.
Она вошла как всегда не много смущаясь. Не привыкла к такому. Девочки провели её в примерочную. Он сел в кресло и кивнул молодому человеку в углу.
— Кофе принеси.
— А смокинг?
— Ага точно! И смокинг… И туфли…
— Момент.
Через два часа они вышли на улицу.
— Я думал увижу, что за платье.
— Да, в опере.
Они сели в машину, и он повез её домой. Неожиданно она повернулась к нему.
— А хотите еще стихи?
— Да… Конечно…
— Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд
И руки особенно тонки, колени обняв.
Послушай: далёко, далёко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф…

Валера опять поймал себя на том, что готов расплакаться прямо тут в машине. «Почему?! Какого черта я рыдаю как…Чего мне до этого жирафа?». Проводив её до подъезда вернулся в машину и включил джаз. Нервы вроде успокоились.
В пятницу заехал за ней не сам, а с водителем. Она проскочила между родных сугробов и села в машину.
Он потрогал во внутреннем кармане коробочку с кольцом и понял, что, наверное, последний раз так боялся только разговора с отцом, когда тот узнал, что Валерка курит. И вот теперь…

Регистрация, посадка, самолет. Он был тут как рыба в воде. Стюардессы в первом классе уже узнавали. Ремни безопасности, взлет.
Самолет набрал высоту, но вопреки привычке, Валера не взял виски. Вместо этого достал из сумки маленькую старую книгу.
— Вот, это вам…
Антонина взяла её и её глазки округлились.
— Это что в самом деле?…
— Да, это первое издание.
— Это же… Это потрясающе…
— Это вам…
— Благодарю, но, это, наверное, безумно дорого и… Я не могу, мне и так не ловко…
Самолет резко тряхнуло, и девушка вздрогнула.
— Видите, Тоня, вся машина против отказа, — улыбнулся Валера.
Антонина поцеловала его в щеку.
— Благодарю.
Еще одна сильная встряска и по проходу прошмыгнула взволнованная стюардесса.
— Я первый раз лечу, — прошептала Тоня и сжалась.
— Турбулентность, обычное дело.
Валера покосился на напряженных стюардов и встал.
— Молодой человек, вернитесь пожалуйста на место и пристегните ремень безоп…
— Виски, быстро…
Мужчина вышел в задний салон и через минуту вернулся. Стюардесса принесла стакан с виски.
— Пожалуйста пристегните ремни….
Её голос заметно дрожал. Антонина посмотрела на своего спутника.
— Это серьёзно?
— Да…
Взяв стакан, он снова поставил его на столик.
— Там двигатель один горит… Антонина… Тоня, вы не…
— Я не боюсь…
Девушка улыбалась.
— Я с тобой ничего не боюсь…
— Ты наконец назвала меня на ты…
Он вынул из кармана красную коробочку и открыл её.
— Тонечка, выходи за меня…
Стюардесса с трясущимися руками появилась из-за занавески.
— Пожалуйста опустите столик и пристегните…
— Да, я выйду за тебя…
Валера нежно поцеловал свою спутницу. Девушка обняла его.
— Мне так хотелось быть в этом платье…
— Ты будешь во всех платьях мира, моя…
— Пожалуйста, -стюардесса готова была разрыдаться, — опустите столик…
— Девушка, вы не переживаете, — Антонина улыбнулась, — мы не разобьёмся, мы просто уйдем в свой мир… В свой собственный…

Борт Москва — Вена неожиданно пропал со всех радаров.
Обломки самолета так и не нашли…

Олег Булыгин Автор:

Никто не видит жизнь, каждый видит лишь то, что может поместится в его голове...

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *