БУКАШКА

Скульптура должна быть закончена завтра. Точнее, уже сегодня. Его Всемогущество изъявил желание осмотреть своё изображение в камне и… И оспорить это нельзя! Он казнит. Почему? По тому что, он это может. Правитель вообще не особенно церемонится с подданными. Это все знают. И ему все равно, кто ты художник, министр, простолюдин или…
Скульптор почти закончил. Почти… Оставалось понять, что именно вложить в руку императору. Свиток? Меч? Жезл? «Черт… Все не то!»
Божья коровка опустилась на руку художнику. «Тебя мне только и… Да! Тебя и не хватало!»
Подскочив к статуе, он в несколько секунд сделал на руке владыки крошечный бугорок и маленьким резцом нанёс кружочки на него. «Вот так… И глаза… В них должно быть… Да, удивление… А завтра… А завтра, пусть казнит или что он там обычно делает…»
***
Завтра ввалилось в мастерскую в виде бдительной охраны, какого-то чиновника, рассказывающего скульптору как себя вести с правителем и еще неких невзрачных людей, шмыгающих по углам.
«Что б вас черт побрал!»
— Не трогайте, это!…
Художник не успел договорить, как в помещение вошел САМ со свитой.
— Ну здравствуй, дружок!
Улыбка и снисходительно покровительственный тон, говорили, что владыка в хорошем настроении. Подойдя ближе, он положил скульптору руку на плечо.
— Ну, показывай, своё творение.
Автор скинул покрывало, и император подошел ближе.
— Мда-а-а… Похож!
Обойдя произведение по кругу, он повернулся к хозяину мастерской.
— А на что это я так удивленно смотрю? Меня удивила собственная рука?
Свита подобострастно захихикала.
— Нет. На букашку.
— На что?
— У вас на руке, божья коровка.
Владыка подошел ближе. Постояв так минут пять, он повернулся к скульптору. Лицо всемогущего было странным. Он разглядывал художника так, словно видел его впервые.
— Я удивлен букашке?
— Да…
Император внимательно посмотрел в глаза художнику и тихо произнёс.
— А ты жестокий…
— Я?!..
— Да, дружок, ты. В нашем мире убивать других, дело привычное, а тыкать лицом в правду… Это люди считают верхом жестокости.
Осмотрев еще раз скульптуру, он подошел к автору вплотную. Охрана сделала шаг вперёд, но он остановил их.
— Я не казню тебя. И даже щедро награжу, но при одном условии.
— Каком?
— Ты навсегда уедешь из страны и никогда никому не будешь говорить, об этой скульптуре.
Отстранившись, он подошел к сопровождавшим его.
— Художнику, десять тысяч золотых и любых коней которых он пожелает.
Казначей поднял удивленно глаза, но под взглядом владыки опомнился и тут же начал что-то писать в бумагах.
— И еще, — император повернулся уже в дверях, — статую разбить.
Выйдя из дверей, он покачал головой.
— Не хватало еще, что бы подданные увидели во мне обычного человека…
В этот момент к нему на палец опустилась божья коровка. Владыка вздрогнул. Затем обернулся к свите и покачав головой тихо произнёс.
— А как хочется удивляться летающим букашкам, а не ужасаться бредущим за тобой баранам…

Олег Булыгин Автор:

Никто не видит жизнь, каждый видит лишь то, что может поместится в его голове...

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *